Американский бизнес пожаловался на дискриминацию в России / news2.ru

0 7

Россия вопреки нормам ВТО препятствует работе компаний из США на своем рынке, что ведет к снижению качества товаров, считает Американская торговая ассоциация. Власти США активнее других вводят торговые барьеры, указали эксперты

Ряд правил торговли на российском рынке создает препятствия для работы американских компаний, противоречит нормам ВТО и других международных соглашений, утверждает Американо-российский деловой совет (АРДС) в комментариях для ежегодного отчета торгового представителя США перед конгрессом. Комментарии опубликованы на сайте АРДС, а доклад торгового представителя США о соблюдении Россией обязательств ВТО будет готов к декабрю. АРДС базируется в Вашингтоне и представляет интересы российских и американских компаний в сфере двусторонних отношений. РБК направил запрос в Минэкономразвития, которое курирует деятельность России в рамках ВТО.

«Сделано в России»

Российские власти взяли курс на локализацию производства, но, для того чтобы иностранным инвесторам получить от Минпромторга статус российского производителя, нужно заключить с властями специальный инвестиционный контракт (СПИК), напоминает АРДС. Специнвестконтракт не только дает преимущества (например, налоговые льготы), но и задает жесткие целевые показатели (по объему продукции, числу рабочих мест, доле иностранных компонентов и т.д.). В 2017 году российское правительство ужесточило критерии локализации, так что для многих иностранных инвесторов дополнительные требования перевешивают льготы и преференции, считает АРДС. Например, иногда СПИКи требуют экспортировать до 50% произведенной продукции, утверждает организация, а это «нереалистично и коммерчески нецелесообразно».

«СПИК — это привилегия для инвесторов, которые занимаются локализацией на территории России, а отсутствие СПИКа не является дискриминацией», — возражает директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель.

Но повод для беспокойства АРДС также видит в «пакете Яровой», который предполагает инвестиции в инфраструктуру хранения данных на территории России (создание или аренда дата-центров). «Это требование финансово неподъемно для небольших американских фирм и обременительно для крупных», — отмечает совет. На следующем этапе закон может обязать иностранные компании использовать для этих целей российское ПО и оборудование, беспокоится американский бизнес: по мнению АРДС, такая мера пойдет вразрез с обязательствами России в рамках Генерального соглашения ВТО о торговле услугами (GATS). Но, по словам Кнобеля, «пакет Яровой» не подразумевает дискриминацию иностранных компаний по сравнению с российскими — они находятся в одинаковых условиях.

К госзакупкам не пробиться

АРДС отмечает все новые меры, направленные на ограничение доступа иностранных товаров и услуг на российский рынок. Так, по мнению совета, российские власти «изолировали определенные сегменты» госзакупок в здравоохранении от конкуренции иностранных поставщиков. АРДС не называет конкретные компании, но, например, «Нацимбио» («дочка» ГК «Ростех») выступает единственным поставщиком вакцин для национального календаря профилактических прививок и препаратов крови для госнужд.

В российской системе госзакупок существуют ограничения для иностранных участников: это прямые запреты по ряду товаров, правило «третий лишний» (к аукциону не допускается иностранный товар, если поступили заявки от двух и более поставщиков из России или других стран ЕАЭС; это касается медицинских изделий, лекарств, отдельных видов электронной продукции, пищевых продуктов) и ценовые преференции для отечественных претендентов. В последнем случае, чтобы выиграть, иностранная компания должна заявить цену, которая как минимум на 15% ниже цены, предложенной российскими конкурентами. Сейчас Минпромторг предлагает увеличить эту ценовую преференцию до 25%. Если это произойдет, последствием будет ухудшение качества поставляемых товаров и услуг и/или их удорожание, считают в АРДС.

С 2013 года Россия является наблюдателем применительно к Соглашению о правительственных закупках ВТО (ведутся переговоры о присоединении), напоминает генеральный директор исследовательского центра «Международная торговля и интеграция» Владимир Саламатов. Соответственно, действующий национальный режим России в этой области не противоречит нормам ВТО, указывает он. Госзакупки — сложный вопрос во всех странах, доступ к ним всегда в большей степени ограничен, добавляет Кнобель. «По условиям присоединения к ВТО Россия должна была вступить в переговоры по параметрам допуска к госзакупкам, что и сделала, — говорит он. — Переговоры продолжаются, поэтому нельзя утверждать, что Россия сейчас допускает нарушения правил ВТО в этой сфере».

Интеллектуальные права

Недостаточная защита интеллектуальных прав остается серьезной проблемой для иностранных компаний на российском рынке, считает АРДС. Членов совета тревожат дискуссии о расширении норм принудительного лицензирования в России. Этот механизм позволяет давать разрешение на производство непатентованных лекарств (дженериков) без согласия владельца патента.


Кроме того, планы Минздрава ввести административную ответственность для владельцев лицензий за отказ предоставлять на безвозмездной основе образцы биотехнологических и орфанных препаратов (для лечение редких заболеваний) для клинических испытаний лекарственных аналогов создают предпосылки для нарушения Россией ст. 41 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, предусматривающей «эффективные действия, направленные против любого нарушения прав интеллектуальной собственности», считает ассоциация.

В качестве примера несправедливой коммерческой практики, идущей вразрез с нормами ВТО, совет также приводит возможность получения разрешения на сбыт непатентованных лекарств на основе данных, публикуемых в научных журналах, в том числе тех, которые являются собственностью разработчиков оригинальных лекарств. ФАС предложила закрепить эту возможность, изначально подтвержденную Верховным судом в 2016 году (.pdf), на законодательном уровне.

Еще одну проблему АРДС видит в «параллельном импорте». Это ввоз товаров, купленных не напрямую у производителя, а у посредника: в большинстве случаев это выгодно, потому что отпускные цены ниже, чем у правообладателя. Раньше купленный таким образом товар без разрешения правообладателя всегда подлежал конфискации Федеральной таможенной службой, а российский заказчик подвергался наказанию. Но легализации «параллельного импорта» долгое время добивается ФАС, Евразийская экономическая комиссия предварительно одобрила этот режим для отдельных товаров, а в этом году законность такой практики для определенных случаев подтвердили суды — сначала Арбитражный суд Москвы, а затем Конституционный суд. «Параллельный импорт» может приводить к потоку контрафакта в Россию и нести риски общественного вреда, предупреждает АРДС, поэтому призывает к «продолжению компетентной дискуссии по этому вопросу с частным сектором».

Легализация параллельного импорта может способствовать увеличению внутрибрендовой конкуренции, количества импортеров и в итоге создаст предпосылки для снижения цен на товары правообладателя, указала пресс-служба ФАС в ответ на запрос РБК. Инициатива не отменяет запрет на торговлю контрафактом и не снимает с таможенных органов и полиции обязанности выявлять и пресекать ввоз и реализацию подделок, подчеркивают в ФАС.

Субсидии местным производителям

Ущемление интересов американских компаний АРДС видит и в различных видах субсидий для поддержки российских производителей. Например, в феврале 2018 года правительство утвердило субсидии для производителей самоходной и прицепной техники. Тогда же правительство приняло программу льготного кредитования на приобретение российской спецтехники, а в августе Минпромторг предложил ввести требования для автопроизводителей использовать от 50 до 70% российского металла в обмен на субсидии.

Действующий в России утилизационный сбор тоже идет вразрез с нормами ВТО, считает АРДС. Сначала сбор ввели только для импорта, потом (ради соответствия нормам ВТО) и для российских производителей техники, однако последние имеют возможность компенсировать его госсубсидиями.

С точки зрения утилизационного сбора в России в отношении импортных товаров применяется режим не менее благоприятный, чем в отношении национальных товаров, — такой режим соответствует нормам ВТО, считает Саламатов. «Прямого инструмента компенсации затрат по утилизационным сборам нет, что также не противоречит нормам ВТО», — добавляет эксперт.

РБК направил запрос в Минпромторг по поводу политики локализации на российском рынке, инициативы довести ценовую преференцию при госзакупках до 25% и субсидий, компенсирующих утильсбор для отечественных производителей.

Угрозу интересам американских компаний АРДС видит и в инициативе Минкомсвязи об обязательной предустановке российских антивирусов на импортируемые компьютеры начиная с 1 августа 2020 года. Во избежание противоречий с правилами ВТО Минэкономразвития объяснило меры «обеспечением национальной безопасности», писал «Коммерсантъ». РБК направил запрос в Минкомсвязь.

В сфере криптографии Россия продолжает ограничивать импорт электронной продукции посредством лицензирования, несмотря на обязательства в рамках ВТО, считает АРДС. По законодательству ввоз в Россию любых устройств с функцией шифрования (от мобильных телефонов до беспроводных мышей) подлежит обязательному согласованию с ФСБ.

С дискриминацией американские поставщики сталкиваются и на этапе ввоза продукции в Россию, утверждает АРДС. В совете считают, что некорректная торговая классификация российскими властями импортной продукции приводит к взиманию пошлин с тех товаров, с которых они взиматься не должны. В качестве примера АРДС приводит плоскоэкранные ПК-мониторы, которые классифицируются как плоскоэкранные ТВ-дисплеи и в силу этого облагаются пошлинами.

Россия, как член ВТО, имеет право принимать любые меры, направленные для защиты существенных интересов национальной безопасности, отмечает Саламатов. А США в последнее время активнее всех используют предлог «национальной безопасности» для введения торговых барьеров, добавил Кнобель.


Постовой:

Вас так же заинтересует

Оставьте комментарий

Your email address will not be published.